главная
о Щучине
аэродром
авиация в Щучине
фотогалерея Щучина
контакт
от автора
гарнизоны
катастрофы
фотографии военнослужащих
гостевая книга
ссылки

 

 

  Rambler's Top100
 
 
 
 
 

 

  Михаил Петрович Кремешный
полковник в отставке

Аэродром Щучин.  

    В сентябре 1960 года после окончания ВПА им.Ленина я был назначен в 10-й ОРАП на должность замполита полка. 10-й ОРАП в 1960 году находился на аэродроме Береза Брестской области. Командиром полка был Герой Советского Союза полковник Глебов М.М. В его составе тогда было 2 эскадрильи по 12 – 15 самолетов Ил-28Р и 1 эскадрилья МиГ-15Р в количестве 10 самолетов, всего около 30 экипажей.
До 1961 г. на аэродроме в Щучине стояла 157-я БАД.  Дивизия попала под волну массовых сокращений в армии, инициированных Н.С. Хрущёвым. Она подлежала расформированию, а аэродром Щучин был определен как место разделки самолетов Ил-28. В то время на этом аэродроме находилось около 150 самолетов Ил-28.  Туда были направлены эти самолеты и из других сокращаемых частей. Они стояли в 2 ряда на восточной стороне вдоль кромки леса. Самолетам было всего по 5 – 7 лет, все они были исправны.
В марте 1961 года полку была поставлена задача перебазироваться на аэродром Щучин, создать комиссии по отбору экипажей и разделке самолетов, отобрать из лучших пилотов и штурманов сокращаемой дивизии дополнительно 26 экипажей и определить самолеты  для разделки. 
Командующим 26 воздушной армии генералом Рыкачевым был составлен и утвержден план разделки самолетов с указанием дат и количества разделанных самолетов. Каждый день приказано было разделывать по 2 самолета. Контролировать выполнение этого плана должен был штаб 26 ВА во главе с начальником штаба полковником Силантьевым Александром Петровичем (будущим маршалом авиации). Начинать разделку было приказано в июне 1961 года.
Комиссия полка экипажи отобрала, а вот разделывать самолеты вопреки приказу сверху п-к Глебов не спешил. В июне 1961 года из штаба  26 ВА начали звонили каждую неделю и спрашивать, как идет выполнение плана разделки и сколько самолетов разделано. П-к Глебов бодро отвечал, что разделка идет по плану, хотя за все лето он разрешил разрезать только несколько неисправных и списанных самолетов.
В середине сентября п-ку Глебову звонит сам начальник штаба 26 ВА полковник Силантьев и спрашивает, остались ли неразделанные самолеты. Я в это время находился в его кабинете.
Глебов закрывает рукой трубку и спрашивает у меня,- Что будем отвечать?
Я отвечаю: - Все равно когда-нибудь узнают. 
Тогда Глебов отвечает Силантьеву: - Пока порезали только несколько списанных самолетов.
Силантьев в ответ: - Как это так, ты же докладывал, что разделка идет по плану, по 2 самолета в день.    
У меня рука не поднялась приказать резать новые самолеты.  
-Я вылетаю к вам..
Глебов позвонил диспетчеру и  приказал доложить, когда из Минска вылетит Силантьев. Через час диспетчер доложил, что самолет Ан-2 с полковником Силантьевым сядет через полчаса. Мы выехали на аэродром. Вскоре мы увидели военный самолет Ан-2. Однако он сел не сразу, а сделал несколько кругов над аэродромом.
Самолет А-2 приземлился, из него вышел Силантьев. Глебов подошел к нему с рапортом. Они поздоровались и обнялись. Ведь они давно знали друг друга, вместе воевали на фронте, дружили друг с другом и звезды Героев Советского Союза им были вручены в один день.
Силантьев сел на переднее сиденье в машину, а мы с Глебовым на задние, и поехали на стоянки самолетов Ил-28. Все самолеты были законсервированы, опломбированы и хорошо охранялись часовыми двух постов. Во время хранения на них выполнялись все необходимые по регламенту технического обслуживания работы.
Подъехав к первому самолету, Силантьев вышел из машины, подошел к самолету и осмотрел пломбы. Потом он еще несколько раз выходил из машины и проверял пломбы на самолетах. Мы с Глебовым не знали, что думать. Но вот после проверки самолетов у Силантьева вдруг заметно улучшилось настроение, и Глебов подумал, что на этот раз гроза пройдет мимо.
Со стоянок поехали в штаб полка. Зайдя в кабинет Глебова, Силантьев сказал:
- Правительством принято решение удовлетворить просьбу президента Индонезии Сукарто и продать этой стране несколько сотен самолетов Ил-28. Это решение передали в ГШ ВВС. Там кинулись искать, где у них эти самолеты и, вспомнив о расформированной дивизии и о своей директиве по разделке ее самолетов, схватились за голову.
Радости Силантьева не было предела. Довольный, он обнял Глебова и сказал:
-Ну какой же ты молодец, что не порезал самолеты!
Сел в свой Ан-2 и улетел в Минск.Вскоре из штаба ВА поступил приказ сформировать 2 группы летного состава по 7 экипажей для перегонки самолетов в Индонезию.
Первая группа должна была перегонять самолеты в Иркутск. Там самолеты готовили к передаче в Индонезию. Снимали секретное оборудование, снимали надписи и таблички на русском языке и ставили на английском. Эту работу выполняли представители КБ Ильюшина.
Специально переброшенная туда на самолете Ли-2 группа инженерно-технического состава полка выполняла послеполетное и предполетное обслуживание перегоняемых самолетов. Вторая группа перегоняла самолеты из Иркутска в Джакьякарту, -  военный аэродром близ Джакарты.Вся работа по передаче самолетов была выполнена за 2 месяца. 

вернуться в раздел "Воспоминания"

Михаил Петрович Кремешный у самолёта Ил-28
М. П.Кремешный у самолёта Ил-28 на аэродроме Щучин
при перепечатке ссылка на сайт обязательна © Щучин - город авиаторов